AgriTimes - Сельское Хозяйство, Агробизнес, Новости, Обзоры рынков, Растениеводство, Производство молока и Сельхозтехника. - AgriTimes.ru

Архив материалов

Проблем российского земледелия органика не решит

03/09/2018

Доклад председателя агрокомитета Национальной технологической палаты РФ, руководителя отдела агротехнологий Российского казачества, генерального директора группы компаний «Биоцентр» Александра Генриховича Харченко на Форуме по органическому сельскому хозяйству (г. Суздаль) 23 июня 2018 года

При обсуждении Закона об органическом земледелии в Государственной думе и в Совете Федерации выяснилось, что большинство участников обсуждения и авторы закона имели крайне искажённое представление о предмете обсуждения, о базовых требованиях к технологиям и продукции органического земледелия, которые предъявляются в международном законодательстве. Так, в первой редакции закона утверждалось, что в органическом сельском хозяйстве разрешено «ограниченное применение пестицидов и агрохимикатов», что сразу ставило крест на радужных перспективах экспорта российской органической продукции, которыми было загипнотизировано бывшее руководство Минсельхоза во главе с Александром Ткачёвым.

Ещё больше путаницы обнаружилось при попытках сформулировать различия между органическим и биологическим (биологизированным) сельским хозяйством. Эти обстоятельства чуть не привели к срыву принятия закона.

Если мы посмотрим на таблицу «Господдержка сельского хозяйства развитых стран мира, в долларах на гектар», то увидим цифры, которые свидетельствуют о том, насколько серьёзно и существенно государства Запада и Востока помогают своему сельскому хозяйству. Официальная помощь государства на один гектар в Российской Федерации составляет $36, но это в среднем. В 2018 году рядовые отечественные сельхозпроизводители получили годовую независимую сельхозподдержку в пределах $3 на гектар, всё остальное забирают крупные холдинги. Для сравнения: в Германии фермер получает $890, в Швейцарии — $14 500 на гектар.

Это означает, что сельское хозяйство в развитых странах имеет искусственную рентабельность. И когда нам говорят, что в Швейцарии потребляется очень много органической продукции, то мы должны понимать, как она создается, какая у неё экономическая доступность, и что на такой продукции зарабатывает её производитель.

У российских энтузиастов органического земледелия была идея, что новое органическое законодательство облегчит им решение многих проблем. То, что мы делаем сейчас, похоже на то, делали фермеры Великобритании в 1980-х годах. Они считали, что государство возьмёт на себя обязательство компенсировать убытки в переходный трехлетний период, когда происходит потеря маржинальности из-за резкого снижения урожайности. Они добились желаемого. Однако, ввиду принятия ограничивающих условий ВТО, куда мы вошли летом 2012 года, отечественный последователь органического земледелия не сможет рассчитывать на подобную финансовую помощь со стороны государства.

Основная задача принятия закона в Великобритании была не регуляторной, поскольку правила игры в органическом сельском хозяйстве в Европе и других странах мира диктуются не государством, а объединениями и ассоциациями органических фермеров, которые также сами осуществляют контроль в рамках тех органических сертификатов и правил, которые приняты этими ассоциациями.

Органическое производство подразумевает жесткие правила соблюдения органических стандартов, в которых главное — презумпция виновности производителя.

Система контроля органического сельского хозяйства предполагает неоднократное посещение за сезон фермерского хозяйства специальными инспекторами. Инспектор проверяет не только что и как делается в поле, но также ищет склады и места, где могут быть спрятаны химические препараты. Изначально допускается, что при угрозе полной потери урожая из-за болезни или нападения вредителей фермер может пойти на применение запрещённых препаратов. Если будет найдено хоть какое-то количество пестицида или агрохимиката, то фермера «дисквалифицируют» и заберут у него органический сертификат. В Великобритании я присутствовал в одном органическом хозяйстве в момент такой проверки — там всё очень жестко.

* * *

Для обсуждения проблем экологизации сельского хозяйства нам потребуются два понятия:

Первое понятие — «плодородие почвы». У нас сегодня этот термин из-за неправильного применения совершенно потерял смысл. Я часто слышу при обсуждении проблем деградации почв и охраны почвенного плодородия в Государственной думе и Совете Федерации, что плодородие почвы — это когда в землю внесли много минеральных удобрений.

В классическом понимании, «плодородие почвы — способность почвы удовлетворять потребность растений в элементах питания, влаге и воздухе, а также обеспечивать условия для их нормальной жизнедеятельности» (ГОСТ 27 593−88).

Минеральные удобрения к плодородию почв не имеют никакого отношения. Минеральные удобрения — дорогостоящее средство повышения урожайности сельскохозяйственных растений. При внесении этих элементов минерального питания урожайность растет, а уровень почвенного плодородия как раз падает.

Неправильное понимание и путаница понятий приводят к противоречиям в законодательном регулировании и исполнительской практике, к возможности возникновения огромного количества коллизий при развитии органического и биологизированного земледелия.

Расскажу один эпизод, связанный с попыткой ведения органического производства в нашей стране. Федор Евгеньевич Кувиков — председатель сельскохозяйственного производственного кооператива «Изобильный» в станице Егорлыкская Ростовской области. Занимается органическим земледелием лет 20. Собирает около 1000 тонн органических зерновых и сдает их, как это ни парадоксально, на общих основаниях на элеватор или перекупщикам. При этом Федор Евгеньевич не применяет не только гербициды, но и вообще никакой химии. При уборке скашивает пшеницу в валок вместе с сорняками, подсушивает, потом обмолачивает. Пшеница четвёртого класса, ближе к «тройке». Урожайность близка к средней по району: в 2016 году урожайность пшеницы по району составляла 40 ц/га, у него — 38. Гумус достоверно вырос на 0,5%. Четыре года назад Кувиков вступил в так называемый Союз органического земледелия, который не смог (или не захотел) защитить его от произвола Россельхознадзора.

За то, что Ф. Е. Кувиков не применял минеральные удобрения, он по постановлению управления Россельхознадзора был оштрафован на 50 тыс. рублей, поскольку в нарушение требований п. 3 ст. 13, ст. 42 ЗК РФ, ст. 8 ФЗ РФ «О государственном регулировании обеспечения плодородия земель сельскохозяйственного назначения», п. 2−3 ст. 6 ФЗ РФ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», п. 2.1.1 «Правил рационального использования земель сельскохозяйственного назначения в Ростовской области», утвержденных Постановлением Правительства Ростовской области от 20.09.2012 г. №905, в 2015 г.-2016 гг., не вносил минеральные удобрения под высеваемые культуры в объеме не менее 30 кг/га и пр., что привело к снижению урожайности в СПК ниже среднерайонной.

Второе необходимое нам понятие — «экология». Применение термина «экология» где нужно и где не нужно привело к тому, что оно воспринимается почти как ругательное слово. Никакого отношения к собственно экологии оно не имеет. Определение экологии:

«Экология — это наука о взаимоотношениях живых существ между собой и с окружающей их неорганической природой, о связях в надорганизменных системах, о структуре и функционировании этих систем».

На понимании взаимоотношения растений и микроорганизмов в системах биологизированного и органического земледелия созданы различные агроприемы, позволяющие сократить применение пестицидов и агрохимикатов (в первом случае) или полностью от них отказаться (во втором).

О рентабельности, стремящейся к нулю

В прошлом году почти вся страна оказалась в зоне отрицательной рентабельности производства сельскохозяйственной продукции. Цена на пшеницу была ниже, чем расходы на её производство. Цена на рынке — 5 000 руб. за тонну, цена производства — 6000−7000 руб. Это означает, что мы вплотную подошли к необходимости что-то принципиально менять в сельском хозяйстве. Причем поиск идет по пути выбора маржинальных решений. И органическое сельское хозяйство рассматривается рядом передовых фермеров именно с точки зрения увеличения маржинальности выращиваемой сельхозпродукции. 

В сельском хозяйстве два источника определяют маржинальность.

1. Природный — природное почвенное плодородие, влага, солнце. Это бесплатные источники. Насколько в традиционной модели является существенным этот источник, если мы сводим к нулю в конвенциональном земледелии влияние природного плодородия? Вы 12 центнеров получите с гектара и без удобрения.

2. Человеческий ресурс — труд, техника, минеральные удобрения, химические средства защиты, ГСМ, полив, в защищенном грунте — досвечивание.

Рентабельность сельскохозяйственной продукции определяет соотношение двух этих источников.

Какова цена человеческого ресурса? Раньше, когда запускали модель интенсивного сельского хозяйства, за один килограмм зерна давали 3 килограмма фосфорных удобрений. Сейчас за один килограмм зерна дают лишь 200 граммов (!) фосфорных удобрений. За последние три десятилетия произошел диспаритетный рост цен, из-за этого все модели, выстроенные в системе интенсивного земледелия, у нас перестали работать.

Темпы роста цен на платный ресурс у нас значительно выше, чем темпы роста цен на продукты растениеводства.

В такой ситуации нужно что-то серьёзно решать и менять. Нам предлагаются два варианта выхода из тупика: либо переход к производству ГМО-продукции, которая якобы более маржинальна, либо к органическому земледелию. С моей точки зрения, оба этих варианта ошибочны. На самом деле мы стоим перед другим выбором.

Взгляд назад — земледелие ретро (органическое земледелие) — Продукты для богатых).

Взгляд в будущее — земледелие будущего.

В настоящее врем мы можем выделить в сельском хозяйстве три направления.

1) Органическое земледелие или ретроземледелие — архаичные технологии, закрепленные стандартами. Продукты для богатых. Оно имеет место быть, поскольку есть люди с возможностями и потребностями, которые формируют спрос на его продукцию.

2) Модель интенсивного сельского хозяйства, возраст которой примерно 55 лет. Она стала активно внедряться на государственном уровне и повсеместно в нашей стране после того, как Хрущев вернулся из поездки в Соединенные Штаты. Она полностью вытеснила в нашей стране агробиологический подход, который разрабатывался советскими учеными десятилетиями. Интенсивная модель у нас на данный момент основная — ведущая. Хотя по чисто экономическим проблемам мы уже не можем применять все элементы этой системы, все технологии, потому что изменилось соотношение цен на растениеводческую продукцию и средства химизации, в сторону сильного подорожания последних. В богатых европейских странах эта модель сохраняется благодаря огромным государственным дотациям.

3) Биологизированное земледелие, которое находится между двумя указанными выше моделями. Это направление построено на новой системе представлений о почвенных процессах, о системе питания растений, о продукционном процессе растений и пр, Главные принципы биологизированного земледелия — «здоровые почвы» и «здоровые продукты для всех».

* * *

Куда двигаться?

В середине 1960-х годов у нас произошел «водораздел» между двумя направлениями повышения урожайности сельскохозяйственных культур — генетикой и агробиологией. Агробиология — это тот путь, по которому шла российская, советская сельскохозяйственная наука до 1965 года. Генетика — это то направление, которое говорит о том, что предел урожайности в основном устанавливается генетическими возможностями сорта или гибрида.

Генетики считают, что мировое сельское хозяйство подошло к пределу урожайности традиционных культур.

Единственный способ двигаться дальше, по их мнению, состоит в манипуляциях с растениями на уровне молекулярной биологии с целью создания генетически-модифицированных растений. Однако, с нашей точки зрения, «потерялся» иной путь поиска повышения урожайности сельскохозяйственных культур. Этим направлением ученые занимались в рамках общей биологии. Оно оказалось у нас к настоящему моменту утраченным. Отдельные модели были ликвидированы в 1980-х годах — это в первую очередь направление ценологии, или биоценологии.

Ценология — биологическая дисциплина, изучающая растительные и животные сообщества в их совокупности (живую природу), то есть биоценозы, их строение, развитие, распределение в пространстве и во времени, происхождение.

Последних ученых-агробиологов я встречал в 1990-х годах. Эти биологи были уже в возрасте более 80 лет. Сегодня мы утратили это общее направление. Если мы хотим оставаться честными, то вынуждены будем признать, что у нас этой модели, этой системы представлений в практике и науке нет. Мы можем найти её только в библиотеках.

Биологизация земледелия — не продолжение агробиологии. В какой-то момент, когда предложенный уровень применения «химии» стал пугающим, было предложено использовать биологические объекты для защиты растений и заменять ими по возможности химические препараты, удешевляя растениеводство.

С точки зрения опыта и здравого смысла агронома, хорошо подобранная «химия» всегда лучше самой хорошей «биологии», как она понимается на уровне биометода, потому что у нас в стране не принято применять микроорганизмы с функцией гиперпаразитизма, мы применяем только сапрофитные микробы, которые не обладают достаточной агрессивностью и эффективностью.

Логика жизни подсказывает, что на начальном уровне биологизации нужно сочетать применение химических и биологических препаратов.

Следующий уровень биологизации — различные формы «биоконтроля», когда мы насыщаем поверхность растений и пространство вокруг них большим количеством агрономически ценных микроорганизмов, которые вступают с растением в различные формы взаимодействия, друг друга кормят и защищают. Один из способов достижения уровня «биоконтроля» — применение сложных синтрофных микробных ассоциаций или консорциумов, подобных линейке российских препаратов «Стимикс Нива» (разрабатывающихся с конца 1990-х годов по настоящее время), или японского препарата Кюссей (разработанного в 1983 году). В биодинамическом земледелии (органик) также используется природная микробная ассоциация под названием «500-й препарат» (роговый препарат), восстанавливающая структуру почвы.

И третий уровень биологизации — технология создания устойчивого ценоза и управление стратегией развития ценоза. На этом уровне восстановленная биологическая активность почв позволяет увеличить количество биологического азота до такого уровня, что можно без применения компенсирующих минеральных удобрений получать высокую и очень высокую урожайность. Именно эти подходы разрабатывали в свое время отечественные биоценологи. Это было доказано на опыте многих фермерских хозяйств. Можно получать без удобрений азота значительно больше, чем забирает из почвы самый большой урожай.

Ярким примером успехов биологизацииявляется система сберегающего земледелия No-Till (без вспашки). Для неё характерно то, что она начинает работать только после восстановления здоровья почвы. Термин «здоровье почвы» (Soil Health) — используется в мире как научный, практический и законодательно закреплённый термин практически во всех странах, кроме России.

Объединяет органическое и биологизированное земледелие задача восстановления и использования природного ресурса.

Органическое сельское хозяйство привязано к стандартам, можно сказать, к «цеховым» стандартам различных национальных ассоциаций, биологизированное — нет. Если мы хотим зарабатывать на экспорте органической продукции в развитые страны, то должны понимать, что это возможно только при вхождении в эти «цеховые» ассоциации, иначе премиальную цену никто за нашу «экологически чистую» с нашей точки зрения продукцию платить никто не будет.

Премиальные цены в органическом земледелии есть. Это хорошо сделанный маркетинговый продукт. В биологизированном земледелии привязки к премиальным ценам нет.

Величина урожая в органическом сельском хозяйстве низкая (40−60% от урожая в интенсивной системе земледелия), а в биологизированном — высокая (с ростом от 40 до 250% от модели Н. Борлауга).

Риски полной потери урожая в органическом земледелии очень высокие, в биологизированном земледелии отсутствуют.

В органическом производстве категорически запрещено применение синтетических химических средств защиты растений и заводских агрохимикатов. Биологизированное земледелие — это грамотное применение и «химии», и «биологии». И самое главное — восстановление природного ресурса, природных процессов в почве.

И ещё аналогии: есть продукция халяльная. Параметры производства данной продукции — условные, договорные. Имеют в своей основе систему исламских религиозных представлений и запретов. Если производитель добавит в продукцию халяль, скажем в колбасу, для улучшения вкуса свиное сало, колбаса перестает быть халяльной. Так и с биологизированным земледелием, где возможно смешение и «химии», и «биологии», а в органическом земледелии такое сочетание категорически запрещено.

Попытка принять в первом чтении закон об органическом земледелии являлась попыткой совместить несовместимое. Как уже говорилось выше, в проекте закона даже был пункт о возможном ограниченном применении в органическом земледелии пестицидов и агрохимикатов. Сейчас этого пункта нет.

* * *

Заключение

16−18 мая в Воронеже прошла 31-я сессия Региональной конференции Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) для Европы и Центральной Азии. На этой сессии рассматривались аспекты практической реализации агроэкологической концепции в глобальной продовольственной системе. ФАО служит источником информации и оказывает помощь развивающимся странам в улучшении практик сельского хозяйства, лесоводства и рыбоводства, стремится обеспечить здоровое питание и продовольственную безопасность для всех.

Агроэкологической концепция ФАО по сути является биологизированным направлением развития сельского хозяйства, о котором мы говорили. Считается, что это направление даст всему человечеству качественную и здоровую пищу.

ФАО ООН, чей девиз «Fiat panis» переводится с латыни как «Да будет хлеб», до 2009 года поддерживало развитие органического направления в сельском хозяйстве.

Однако в 2009 году органическое земледелие было признано ФАО неперспективным направлением, и ФАО вывело его из своих приоритетов.

Органическое земледелие может развиваться как специфический ретровариант природоподобного земледелия, поскольку на рынке есть люди, готовые платить за «органическую пищу» премиальные цены. Различные направления органического земледелия также могут и должны использоваться как доноры идей, многие из которых были забыты и утрачены в эпоху господства интенсивного земледелия. Нам нужно творческое гибкое развитие сельского хозяйства, в котором есть место и тому, и другому. Но при этом ни в коем случае нельзя смешивать понятия, иначе мы получим продукцию «халяль» со свиным салом.

Поделиться

Баннеры

Наши спонсоры